tatika_sun
Азм есть форева
Ой, цветет кали-и-ина,
В по-о-ле у ручья-я-а
Парня молодо-о-вааа
Полюбила я-а-а…..
По широкой проселочной дороге, поднимая клубы сизой пыли и подпрыгивая на ухабах, друг за другом ехали два бортовых грузовика. Из того, что ехал впереди, оглушая всю окрестность, раздавалась звонкая песня. Позади тихо матерясь, ехали мужики.
- Вот разорались-то – закашлявшись, пробасил один из них, - весело им. А тут от пыли света белого не видно.
- Терпи, Савелич, ты ж мужиком родился, – улыбаясь, подмигнул ему паренек, сидевший напротив.
- Я-то да! А вот ты – бабником. Ни одной юбки не пропустишь. Вот скажи, Вадик, что ты всё ищешь, копаешься?
- А может, я прынцессу ищу? – заносчиво выпалил Вадим.
- Отродясь у нас таких не водилось – все бабы, как бабы, - поддержал разговор седой, средних лет мужчина. Это был бригадир, и звали его Иван Егорыч.
Каждое лето рабочих завода гоняли на сельхоз работы. Пололи грядки, убирали картошку, выполняли другие не менее ответственные задачи, тем самым, помогая бывшему у них на попечении хозяйству. Народ не возмущался, и даже был рад. Помимо положенных отгулов, радовала перспектива провести погожий летний денёк не в душном помещении цеха, а на природе. Сегодня бригаду направили на сенокос.
Ехать было недолго, почти от самого города потянулись поля, зеленым ковром, уходившие за горизонт. Через полчаса езды машины остановились, и народ оживился.
Первым из машины выпрыгнул Вадим и опрометью кинулся вперед. Когда остальные спустились вниз, то увидели как парень, протянув руки вверх, лихо командовал:
- Дамочки, спускаемся по одной! Не беспокойтесь - всем помогу, никого не забуду!
- Вот Вадюшка! Ай да кавалер! – повернувшись толстым задом к этому самому кавалеру, - приговаривала Матвеевна.
- Смелее… так… ножку давайте сюда! – Вадик посмотрел вверх и его глаза округлились.
- Лишь бы не сорвалась, а то придавит, мало не покажется, - пошутил Савелич.
Мужики загоготали, но парнишка никого не слышал. Над ним возвышалась, загораживая солнце, фигурка светловолосой девушки.
- Верочка, ваши ручки?! – он аж подался вперёд. Девушка давно ему нравилась, но он никак не мог найти к ней подход.
Вот и сейчас Вера только презрительно сощурила глаза. Положив руку на борт машины, она ловко перебросила тело, и спрыгнула вниз.
- Видали мы таких кавалеров! – посмотрев парню в глаза, сухо отрезала Вера.
Не ожидая такого открытого пренебрежения, улыбка мигом слетела с лица Вадима:
- Подумаешь, какая краля, – вслед ей разочарованно протянул парень, и уже молча, помог остальным женщинам спуститься вниз.
Вокруг бригадира собралась толпа.
- Надеюсь никому объяснять не надо? Не первый, поди, сенокос в жизни, - сказал Егорыч. Работы на сегодня много. - Скосить нам нужно во-о-н до того лесочка.
Кто-то в толпе присвистнул:
- Да-а, дела… отдохнули на природе!
- Кратковременный отдых предусматривается, но не раньше полудня, - продолжал бригадир. – Так что разбираем орудия и в бой!
Народ зашевелился. Мужчины, скинув рубахи, подхватили косы, а женщины, повязав косынки, разбирали грабли. Перебрасываясь шутками, они растянулись цепочкой, так чтобы при работе не мешать друг другу, и двинулись «чесать» и «стричь» поле.
- Верка, зачем обидела малого? Посмотри, какой серьезный стал.
На Веру смотрела, лукаво улыбаясь Натка. Помимо того, что девушки вместе работали, они были хорошими подругами. Наташка, в отличие от серьезной и задумчивой Веры была жуткой болтушкой. Хлебом её не корми, а дай почесать языком. Надо, не надо, она особо не задумывалась. Но как-то по-доброму у неё это выходило.
Вера подняла голову и посмотрела вперед, туда, где отчаянно размахивал косой Вадим:
- Тоже мне кавалер! Пусть лапает, кого захочет, а меня нечего.
Когда июльское солнце вошло в зенит, жара стала невыносимой.
- Кончай работать! Обе-е-д! – зычно скомандовал бригадир.
Одобрительный и вместе с тем уставший гул прокатился по полю. Разомлевший от палящего солнца народ неспешно стекался к месту, где остановились машины. В образовавшейся тени, прямо на траве расстелили своеобразное покрывало. Каждый разложил на нем прихваченный из дома обед. Получился вполне приличный стол, состоящий, в общем-то, из нехитрой еды, которую проголодавшийся народ умял в мгновение ока. А затем пошли разговоры….
- Вер, пойдем, пройдемся, чего сидеть, - прошептала Наташка. Они с подругой были значительно моложе остальных женщин, и им просто не были интересны разговоры, которые обычно ведутся. Про то, как жуки повалили, и погорела ботва на картохе. У кого-то муж опять пришел вчера на бровях, а Клавка снова беременна…
-Куда пойдем?- охотно откликнулась Вера.
- Прямо пойдем! – тряхнув копной черных, как смоль волос, заржала Натка.
Они шли по рыхлой перине свежескошенного сена. Запах исходящий от него опьянял и кружил голову. На душе у Веры было спокойно и легко. Она ни о чем не думала и была просто счастлива оттого, что они здесь и сейчас, оттого что жизнь хороша, и жить хорошо. Наташка мурлыкала под нос незатейливый мотивчик. И вдруг, наклонившись и собрав в охапку мягкой травы, она подбросила её вверх:
- До-о-о-ждь!!! – душистый водопад каскадом упал на Веру.
Она, проведя рукой по волосам, рассмеялась:
- Угомонись, стрекоза!
- Стой, не шевелись! – глаза подруги округлились, - гляди, четырехлистный…
Она достала запутавшийся в волосах подруги цветок клевера и задумчиво покрутила его в руках:
- Счастливая.
- О чем ты? – удивилась Вера.
- Ты разве не слышала, что кто найдет цветок клевера с четырьмя листочками, тот счастье своё обретет. Это большая редкость, а он упал на тебя прямо с неба, - загадочно сказала Ната. – Держи его, не потеряй!
- Такая большая девочка, а в сказки веришь. Но цветок взяла.
От самой кромки поля начинался небольшой перелесок. На него и ссылался бригадир, когда показывал объем предстоящей работы. Едва ступив в прохладную тень деревьев, девушки заметили тропинку. По ней и пошли. Спустя совсем немного времени дорожка вывела их к небольшому ручью. Вдоль его берега, склонившись до самой воды, о чем-то плакали ивы. Солнечные блики весело плескались в серебристой глади воды. Место было настолько живописным, что подруги на мгновение замерли.
- Верка, давай искупнемся, а? – первой очнулась Натка.
- Давай! – охотно отозвалась Вера, - только быстренько. Ведь нам уже пора возвращаться, а то…
Она даже договорить не успела, как подруга с победным криком, разрезала невозмутимый до этого речей. Скинув платье, Вера неспешно, предвкушая удовольствие, пошла вслед за подругой.
- Холодная…- потрогав воду ногой, сказала девушка.
- Да нет же! Ты сразу окунайся! Давай вместе!
Она подошла к Вере и взяла ее за руку:
- … Баба сеяла горох, и сказала деду - Ох!
Ух! Разгоряченное на солнце тело, в контрасте с холодной водой, создавали непередаваемые ощущения. У Веры аж дыхание перехватило. А потом вдруг стало так легко, что она почти перестала чувствовать свое тело. Девушка раскинула руки и легла на воду.
Подхватившее ее вмиг течение, понесло невесомое тело вперед. Вера смотрела на небо, где над ней проплывали облака. Именно в этот миг она почувствовала себя частью Вселенной.
- Я – птица… я парю… - блаженно прошептала Вера.
Но вдруг все изменилось. Небо над головой стремительно закружилось, и мгновенно девушка поняла, что кружится вместе с ним. Она стала отчаянно сопротивляться, но тело совсем её не слушалось. Вода, так ласково принявшая в свои объятия, вдруг обернулась врагом. Ноги свило и Веру потянуло на дно.
- На-ата! – пронзительный крик оглушил окрестность.
Наташка плескалась у берега, просто потому, что не умела плавать. Обернувшись на крик, девушка только и успела заметить, как, взмахнув руками, подруга ушла под воду. До Наташки сразу дошло, что случилась беда:
-Вера…– с застывшими от испуга глазами она бежала по берегу, вдоль ручья.
Добежав до места, где видела подругу в последний раз, она все поняла. На середине ручья вода образовывала воронку. И в этом водовороте исчезла подруга.
- Ве-е-е-ра-а-а-а! – беспомощно оглянувшись по сторонам, завопила Натка.
Она летела не чувствуя ног, по той дороге, по которой пришли сюда.
- Вера, я позову на помощь, …держись, Вера… тебя обязательно спасут! - лихорадочно причитала Натка. Она старалась не думать о том, что случилось самое ужасное.
…Вадим лежал в тени и в пол уха слушал житейскую болтовню, когда к нему подошел бригадир:
- Вадик, девчонки наши что-то загулялись. Ты бы сходил, позвал их что-ли…
-Конечно, Иван Егорыч, отыщу беглянок!– отозвался парень.
Идя тем же путем, что и девушки Вадим вскоре их заметил. Они плескались в воде. Парень остановился, боясь спугнуть «русалок». Он смотрел, как заманчиво блестит вода на солнце, и не смог устоять перед соблазном. Решив, что несколько минут ничего не изменят, он прошел немного в сторону от того места, где купались девушки.
Вадим уже почти вышел из воды, когда услышал истошный крик. Он повернул голову в ту сторону, откуда кричали, и понял, что кричала Вера.
Ни секунды не теряя времени, Вадим снова бросился в воду и поплыл.
Он так же, как и Ната успел заметить беспорядочные движения над водой. Подплывая к месту трагедии, увидел воронку водоворота. Девушки на поверхности уже не было, но он точно знал, что нужно делать в таком случае. Парень уверенно поплыл вперед, преодолевая мощными гребками оставшееся расстояние. А доплыв, Вадим позволил течению завладеть собой. Оказавшись в самом центре воронки, быстро набрал воздух в легкие, и, задержав дыхание, ушел под воду. На дне он увидел Веру, придавленную потоком воды. Подхватив её одной рукой, он сделал резкое движение корпусом вверх и в сторону. Маневр удался, течение отпустило, и Вадим вместе с девушкой оказался на поверхности.
Вера очнулась оттого, что её бил сильный кашель. Нестерпимо жгло в груди. Открыв глаза, она увидела Вадима. Он с тревогой смотрел на девушку, но когда понял, что беда миновала, улыбнулся:
- С днем рождения, Вера!
- Вадим… Что случилось? – спросила девушка, но уже через секунду он понял, что Вера все вспомнила. Её тело стала бить мелкая дрожь, а глаза наполнились слезами.
- Там было темно и холодно. Мне было очень страшно, - прошептала Вера.
- Не плачь! – распуская косу и прикрывая нагую девушку, успокаивал Вадим, - ты счастливая, хоть родилась и не в рубашке.
Осознав своё положение, девушка смутилась. Легкий румянец коснулся её лица. Это окончательно привело её в чувство, и девушка поняла, что никакая неловкость положения не сможет затмить ту радость, которая бывает у человека едва не лишившегося самой главной радости в жизни - это саму Жизнь.
- Ты сможешь идти? – в голосе Вадима чувствовалась забота и участие.
-Да, конечно, Натка там, наверное, уже всех переполошила.
- Только нам придется вновь войти в реку. Когда я вынырнул вместе с тобой, то поплыл к тому берегу, что был ближе. Наши на той стороне, - он выжидающе посмотрел на девушку.
- Я боюсь, - прошептала Вера.
- Не нужно бояться, я буду с тобой, - парень встал и протянул ей руку…
Они медленно шли по тропинке, ведущей от опасной реки.
- Спасибо тебе, - отрешенно произнесла Вера. Заплетая сырые волосы в косу, она не решалась посмотреть Вадиму в глаза. Происшедшее заставило по-другому взглянуть на парня. Под маской балагура и повесы, совершенно неожиданно оказался серьезный, заботливый и надежный человек.
- Не стоит меня благодарить, просто оказался в нужном месте в нужный час, - сказал Вадим. Ещё там, на берегу, он простил девушке недавнюю обиду. Когда она лежала перед ним трогательная и беззащитная, он вдруг осознал, что мог её потерять, и эта мысль почему-то его удивила.
- Вера! Ты жива! – радостно восклицала Наташка, кружа подругу в объятиях.
Она всё-таки привела помощь.

2009 год